Иркутская область

Как спасти иркутские вековые дома-памятники

145
27 августа 2018 г.
Архитектура и строительство
Архитектура любого города, тем более старого, — это всегда его лицо, но в современном мире зачастую историческая среда растворяется в новостройках. Культурный слой вымывается не только по вине застройщиков, но и из-за нерачительного отношения к домам-памятникам со стороны собственников, в роли которых в том числе выступают и госорганы.

памятник архитектуры

Экспертиза памятника: сохраняет или уничтожает

Проблемам сохранения историко-культурного наследия было посвящено выездное заседание профильной комиссии Общественной палаты России, которое прошло в Иркутске. Город федеральные эксперты выбрали неслучайно: его деревянный образ славится на всю страну. Только в областном центре насчитывается около тысячи памятников, большая часть из которых — деревянные. Ещё около полутысячи — в числе вновь выявленных объектов культурного наследия. Иркутск отличается не только обилием домов под охраной государства, но и средовой застройкой, без которых памятники будут как «без рук — без ног».

Несмотря на такое богатство, областной центр из года в год теряет исторические объекты десятками, если не сотнями. По словам общественников, это происходит с попустительства госоргана, который, наоборот, должен стоять на страже памятников. Руководство службы по охране объектов культурного наследия регулярно подписывает приказы об исключении их из реестра вновь выявленных. Основываются специалисты ведомства на историко-культурных экспертизах. Эти акты и сталкивают лидеров общественного мнения Иркутска и властные структуры.

— С формальной точки зрения всё выдержано: служба получает отрицательное заключение историко-культурной экспертизы, выкладывает его на сайт, как это и положено, собирает предложения общественности, а затем принимает решение, — рассказывает заслуженный архитектор России, один из авторов проекта «130-й квартал» Марк Меерович. — По сути же собственник, заказывающий экспертизу, делает это исключительно для выведения памятника из реестра, а не для его сохранения. Он ищет для этого угодных податливых аттестованных экспертов. Если такие не находятся в Иркутске, то собственник ищет их в других городах.

На карте уничтожения исторической застройки отметились эксперты из Красноярска и Выборга. При этом критические отзывы иркутских экспертов, не понаслышке знакомых с ценностью старых деревянных домов, служба игнорирует, принимаются решения об исключении построек из реестра вновь выявленных объектов культурного наследия. Итог для таких домов предсказуем: их сносят буквально на следующие сутки.

Дом иркутского врача А. Рассушина госэксперт рекомендовал не включать в единый реестр объектов культурного наследия

Спасение — в объединении

Заказать экспертизу могут только собственники, как правило, это застройщики, которым нужны площадки под новые объекты. Как отметил один из приглашённых экспертов, на сегодня «агрессивный равнодушный строительный бизнес работает жёстко». В ход пускают не только более-менее официальный механизм выведения памятника из реестра, но и более варварские методы. Недаром в Иркутске и других городах полуразрушенные «деревяшки», которые очень дорого восстанавливать, просто сгорают.

— Нужен чёткий регламент, который будет спускаться по всей России, потому что мы варимся, с администрацией договариваемся, но ситуацию спасти не можем. Разрушение памятников мы не остановили. Эта практика — «выведи объект культурного наследия, чтобы построить многоэтажечку красивую» — сидит в головах у застройщиков. Причём они об этом с удовольствием докладывают. Систему выведения памятников надо ужесточать и ставить под общественный контроль, — считает председатель Общественной палаты Иркутска Юрий Коренев, который, кстати, сам вложился в восстановление одного из домов в областном центре.

Общественники отмечают: усиливать роль контроля нужно и для того, чтобы активисты могли в том числе идти в суд. Они делают это и сейчас, но судебная практика складывается не в их пользу: иски отклоняются, поскольку органы правосудия не усматривают в выведении памятников из реестра нарушения чьих-то прав.

Начальнику иркутского территориального отдела управления Минкультуры РФ по СФО Елене Ташак видится, что для решения проблемы поточного исключения памятников из числа объектов культурного наследия нужно, во-первых, восстанавливать реставрационные советы из высокопрофессиональных экспертов. Во-вторых, заказчиком историко-культурных экспертиз, говорит она, должен выступать исключительно госорган, а не заинтересованное лицо, как это происходит сейчас. Эти меры — не панацея, но тем не менее остроту вопроса снять способны.

130-й квартал в центре Иркутска, зона исторической застройки, включающая памятники архитектуры

Снятие бюрократических проволочек для инвестора

Ещё один краеугольный камень проблемы — в сложном процессе подготовки памятников к реновации. Кроме того, инвестору никто не компенсирует огромные затраты, которые он несёт, затевая реставрацию. Не работает и механизм «аренда объекта культурного наследия за 1 рубль», принятая во всём мире. В таких условиях инвестору просто невыгодно браться за восстановление исторической постройки.

— К сожалению, бюрократия сегодня носит характер заградительный. До тех пор пока мы не создадим бюрократию развития для реставрации деревянных зданий, будь то объектов культурного наследия, будь то средовых, у нас ничего не получится, — говорит Юрий Коренев. — Я сам миллиметр за миллиметром прошёл все эти круги ада. У нас проектирование носит мучительно длительный характер, одна инстанция дублирует другую, одна подсматривает за другой. Я работал над своим памятником полгода, а бумажки собирал два. Это же безумие чистой воды.

Усадьба И.Шастина, начало строительства — конец XIХ века, полностью восстановленная за 4 года

Возрождение реставрационной школы

Реставрация требует и особых специалистов. Они штучные, особенно если речь идёт о дереве. Кроме того, реставраторы должны получить аттестацию Минкультуры РФ. Но, как говорит Елена Ташак, как оказалось, в Иркутске таких работников просто нет. В основном консервацией и реставрацией объектов культурного наследия занимаются коммерческие структуры, основная цель которых — прибыль. В условиях госзаказов они не могут обеспечить себе постоянные объемы работ, потому держать реставратора им накладно. Специалистов увольняют, в итоге «вымываются» профессиональные кадры, которые умеют работать с деревом, а научить этому через методички невозможно.

Чтобы исправить ситуацию, в Иркутске нужно возрождать школу реставраторов, причём она должна находиться под муниципальной или государственной крышей. Это позволит реставрировать хотя бы объекты государственной и муниципальной собственности через госзадания, а не закупки, попутно передавая опыт работы с деревом следующим поколениям.

Дом Шубиных, самое старое деревянное здание Иркутска 1781 года постройки, пережившее большой пожар 1879 года, в данное время находится на реставрации